О ДЕТСКИХ СКАЗКАХ... НО ТОЛЬКО ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ!
Джулия Эндерс "Очаровательный кишечник"
Татьяна Коростышевская "Сыскарь чародейского приказа"
Ариадна Борисова «Земля удаганок»
Милена Завойчинская "Приморская Академия, или Ты просто пока не привык"
Эмма Донохью "Чудо"

Поиск:

2018-05-24 09:15



Имя американца Карла Проффера хорошо известно всем, кто интересуется творчеством Иосифа Бродского и знаком с его биографией. Именно он, Проффер, был приятелем Бродского, который после изгнания Иосифа Александровича из СССР встретил поэта в Австрии. Карл Проффер ввёл его в литературную среду Америки. Нашёл Бродскому работу в университете. Печатал его книги в своём издательстве «Ардис». И, наконец, все последующие годы – до своей смерти в 1984 году – был Бродскому надёжным другом и опорой.
В 2015 году вышла книга вдовы К. Проффера Эллендеи Проффер Тисли «Бродский среди нас», в которой она не только поделилась своими воспоминаниями о И.Бродском, но и частично включила в книгу воспоминания о нём своего мужа. В новой книге, которую я представляю, Эллендея Проффер впервые полностью опубликовала заметки Карла Проффера. И эта книга не только о Бродском. Большую часть книги «Без купюр» представляют рассказы о «литературных вдовах России», как назвал этих женщин автор. Речь пойдёт о Надежде Мандельштам, Елене Булгаковой, Любови Белозерской. Тамаре Ивановой, Лиле Брик.
«Трудно передать, до какой степени была насыщена русской литературой наша жизнь, - вспоминает Эллендея Проффер. В «Ардисе» мы вступали в своего рода общение и с русскими писателями: собирали их фотографии переиздавали их книги, писали предисловия для американских читателей. Двадцать семь лет Карл жил американцем в русской литературе». Но у читателя может возникнуть вопрос: почему же, будучи знаком со многими интересными писателями, Проффер решил написать воспоминания о встречах с литературными вдовами? На этот вопрос нам отвечает в предисловии книги Эллендея Проффер: «Вдовы, описанные в этой книге, отважные хрупкие женщины, бились за то, чтобы сохранить наследие писателей, которым грозило забвение в советской системе принудительной амнезии. Они проявляли героическую преданность и упорство в этой борьбе, и Карл относился к ним со всей внимательностью и уважением, которого заслуживают такие люди».
Карл Проффер начал писать эту книгу за восемь месяцев до своей смерти, уже будучи неизлечимо больным раком. Книга вышла после смерти автора, а на русский язык была переведена значительно позже. Возможно, она была бы более полной, более  литературно обработанной, если бы у Проффера была возможность поработать над ней дольше. Но, мне кажется, она интересна именно такой, какая есть.
Несомненно, читатели, интересующиеся русской литературой первой половины XX века, и ранее читали воспоминания и мемуары о вышеперечисленных вдовах и их знаменитых мужьях. Но книга Карла Проффера им покажется особенно интересной тем, что написана не соотечественником, а американцем. Человеком, живущим в других политических, социальных и даже бытовых условиях.  Между литературных страниц книги много зарисовок повседневной жизни в СССР в 60-70 гг. прошлого столетия. Сквозь строчки заметок то и дело проскальзывают то наивные, то сочувствующие мысли Карла и его жены о житье-бытье в Советском Союзе, о политических репрессиях, страхе перед арестами. 
Хочу обратить ваше внимание, что книга рассчитана на взрослого читателя. Описание каких-то эпизодов из жизни героев и их знакомых может показаться российскому читателю слишком откровенным, а некоторые цитаты просто шокируют. Но… автор предупреждал, что книга будет «Без купюр»!
 
Валерия Базлова
 
 

Ярлыки: XX век, заметки, русская литература


2018-04-26 09:23



Время для русских – понятие растяжимое, поэтому все они по сути философы
(Поль Лаббе)
 
 
Итак, давайте пофилософствуем, не глядя на часы...
Чего стоит ждать от иностранцев, оценивающих Россию? 
Всё зависит от целей иноземных товарищей, которые могут оказаться нам далеко не товарищами иногда просто потому, что гусь свинье, как известно, таковым быть не может. Впрочем, всегда существуют серьезные политические, экономические, религиозные, дипломатические и иные причины, которые и приводят к тем или иным высказываниям. И здесь иной раз мы уже можем иметь дело с русофобией, на звание первого документально зафиксированного глашатая которой претендует Петр Петрей, написавший о русских: «Их жестокость, гнусная жизнь, варварская и немилосердная природа достаточно известны многим, бывавшим в земле их, а особливо тем, которые приведены туда пленниками из чужих краев и должны были выдержать муки и истязания плена. Потому что русские днем и ночью думают и ломают голову, какими бы новыми способами мучить людей: вешать, или варить, или же жарить их? И ни один народ, ни турок, ни татарин, не сделают ничего страшнее и ужаснее»*.
С путевыми заметками Поля Лаббе нам повезло. Он написал их тогда (и путешествовал, естественно, тогда), когда установился военно-политический союз России и Франции, возникший в 1891 г. Поездка автора в Поволжье, на Урал и в Прикаспий состоялась летом и осенью 1898 года. П. Лаббе приехал в Россию с четкой целью произвести этнографическое исследование. Другими словами, его путевой дневник как таковой и есть цель путешествия. Можно даже утверждать, что книга Поля Лаббе способствовала изменению восприятия французами нашей страны в положительном направлении, особенно если вспомнить сочинения А. де Кюстина и т.п., создавшие прежде негативное общественное мнение относительно России. Таким образом, заметки Поля Лаббе корректнее сравнивать с воспоминаниями А.Дюма и Т.Готье, оставивших свои впечатления о России, нежели с некоторыми мемуарами ветеранов наполеоновских войн, работами Ж.Ш. д’Отроша и А. де Кюстина.
И всё же. Желая представить будни России, её повседневное состояние, П. Лаббе фиксирует, словно “моментальный аппарат” «Кодак» (который, кстати, у него был взят с собой), всё, что позабавило бы эдакой “полуварварской дикостью” цивилизованного французского читателя. Вот, например:
 
«Тем временем решительная рука матроса постепенно поднималась по мясистой ляжке крестьянки все выше и выше... То, что произошло дальше, описывать здесь, конечно, нельзя, но на следующий день я не удержался и поздравил его с успехом. Он захохотал и восхищенно заметил:
– Удивительно, сколько баба может выпить!»
 
Пьянство и т.п. – это, конечно, фактическая сторона действительности. О неприглядных моментах российской жизни может написать и наш соотечественник, вполне любящий Родину и настроенный патриотично. Никита Сергеевич Михалков в своих «Дневниках и записных книжках 1972-1993» делится впечатлениями о дальневосточном походе, и мы видим немало нелицеприятных вещей. Можно вспомнить также Н.М. Карамзина:  «...гражданин должен читать Историю. Она мирит его с несовершенством видимого порядка вещей как с обыкновенным явлением во всех веках». 
И всё же!
Французский автор порою ищет эту нелицеприятность: «Я ожидал, – пишет он, – что и на этот раз все завершится этим <массовой пьянкой. – К.Д.>, но к моему великому удивлению вечером в городе стояла тишина...» Наконец, увидев пьяного мужика, он с облегчением отмечает: «Предчувствие меня не обмануло...»
Нелицеприятные детали тоже в ходу: «Монашки, кажется, не мывшиеся с тех пор, как приняли постриг...»
Повествование (в принципе доброжелательное) всё ж таки меняет одни стереотипы восприятия россиян (злобно-русофобские) на другие (добродушно-ироничные):
 
«Для русского главное, чтобы было побольше водки и закуски, чтобы дымился самовар, чтобы под рукой всегда были игральные карты, а вокруг – веселая компания».
 
Нельзя не отметить авторское чувство юмора, но вырастает оно из желания посмешить своих сограждан этими странными россиянами (не только русскими). 
 
«Мы, естественно, говорили по-русски, но вопрос генерала (“На каком языке вы говорили?”) застал беднягу врасплох... Не зная, что ответить, мой спутник с ходу брякнул:
– На каком языке мы разговаривали? Не могу знать, Ваше превосходительство, но мы отлично понимали друг друга!»
 
Или:
 
«– Бьешь ли ты своих жен? – спросил я у старика-башкира.
– Нет, – ответил он, – однако раньше иногда бывало!
– Покажешь их мне?
– Не могу, они обе умерли.
– Ну теперь понятно, – сказал я, – почему ты их больше не колотишь!»
 
(Правда, замечу я в скобках, для смеха над благоглупостями у нас и так есть Гоголь и Салтыков-Щедрин, а из недавнего прошлого – Михаил Задорнов. При чем тут этнография как наука?)
 
Так хотел ли разгадать загадочную Россию П.Лаббе? По-видимому, нет.
Вот что он пишет об окончании религиозного праздника в Казани: «Я... пошел прочь, представляя, как сейчас из пустынной и спящей Казани по всем дорогам и во все концы тянутся домой больные и измученные паломники, получившие небольшое утешение, такие, как этот молчаливый старик; обессиленный и, возможно, доживающий последние дни, он перед уходом в мир иной будет вспоминать весь блеск сегодняшнего празднования, великолепие позолоченных риз и сияние серебряных окладов икон».
Позвольте, но “великолепие позолоченных риз и сияние серебряных окладов икон” как раз будет вспоминать иностранец, а для паломника (пусть даже его вера наивна) главным будет утешение, отнюдь не “небольшое”!
Кандидат исторических наук И.В. Кучумов пишет в предисловии к книге: «...выбор П. Лаббе местностей, тем и сюжетов субъективен и не может ни в малейшей мере претендовать на репрезентативность». Таким образом, путешествие П. Лаббе не было научным мероприятием. Это надо учитывать.
Тем не менее, зарисовки автора любопытны, живы и занимательны. Отчасти их можно воспринимать и как “картины из жизни”, порой юмористические. Но в первую очередь (на мой взгляд) книга интересна демонстрацией того, что желает увидеть в России путешественник-иностранец.
 
Дмитрий Кочетков
 
Примечание:
* Цит. по книге: Занков, Дмитрий. Русь за трапезой : [0+] / Дмитрий Занков. - Москва : Ломоносовъ, 2016. - 208, [1] с. : ил. ; 22 см. - (История. География. Этнография). - С. 185.

Ярлыки: заметки, историческая литература, отраслевая литература, путешествия, этнография


2017-05-23



Шекснинска стерлядь золотая...
(Гаврила Державин)
 
Иногда крепко жалеешь, что машину времени не изобрели. Конечно, путешествия в будущее меня не прельщают. Ну, увидишь, находясь в далеком футуристическом туре, конец Вселенной. И что? Возвращаться в настоящее, чтобы подать иск в суд на Господа Бога за моральный ущерб? Ведь как жить, зная, что наступит конец света через 10 миллиардов лет!
Ну уж нет!
Меня интересуют путешествия в прошлое. Исчезновение цивилизаций, трясина научных гипотез их гибели... А как было на самом деле? 
В общем, окажись я в кабине агрегата, перемещающего во времени, я бы сделал ставку на историю, а не на фантастику. Тем более что затонувшие Атлантиды могут быть под боком...
 
 
Такой Атлантидой является Молого-Шекснинская пойма, ушедшая в бездну вод Рыбинского рукотворного моря. Павел Иванович Зайцев, коренной мологжанин, оставил уникальные записки о былой жизни дикой природы поймы и людей, там проживавших. «Мне не довелось закончить ни одного сколько-нибудь серьёзного учебного заведения, – признается он. – Писать по литературным правилам я не умею». И тем более удивительно, что книга Павла Ивановича была создана практически набело, без черновиков, а доработка рукописи требовалась минимальная!
Судьба общей тетради в клетку, исписанной крупной почерком, повторилась частным порядком уже относительно изданной книги. Записки не были опубликованы при жизни Павла Зайцева. Не обратили вовремя на них внимания. Чуть не прошли мимо. Но потом издали в 2011 году. Так и я почти прошел мимо этой книги. Шесть лет книга дожидалась меня. Дождалась. И порадовала меня своей встречей.
Заячьи пляски на капустном поле, вылет куропаток из-под снега у самых лыж охотника, огромная масса бабочек-метлиц, порхающих над рекой... Можно подумать, что речь идет о детской сказке, фэнтези, где добрых фей окружает идиллическая природа. Но это реальный мир поймичей, крестьянствовавших на щедрой земле – кладовой флоры и фауны, житнице и дарительнице природных богатств. С большой любовью и большой болью из-за того, что минувшего вернуть нельзя, пишет автор о ловле карасей и тетеревиных песнях, рыбьей обители и утином царстве, гуляньях молодежи и сельскохозяйственных работах...
Безусловно, можно тут же его и упрекнуть. Мол, всегда всеми говорится, что раньше было лучше. И всяк кулик... А живет-то на болоте!
Павел Иванович с этим не согласен: «...то, что видел своими глазами, я, мологжанин, могу описать до мельчайших подробностей. <...> Только увиденное, видимое могу я отразить и в рисунке, и в письме». Надо признать, что и отношения простых людей, не зараженных тусовочным постмодернизмом, были душевнее, и природа, не изгаженная хищническим хозяйствованием, была богаче. А если есть некие художественные преувеличения в тексте, то Бог простит. И мы, читатели, простим тоже.
Так давайте подарим себе в качестве приятного чтения не премиальную прозу и не очередной бестселлер, а литературный самородок – воспоминания Павла Ивановича Зайцева.
 
Сообщение подготовил Дмитрий Кочетков.
 
Примечание:
Портрет автора и фрагмент рисунка взяты из книги:
Зайцев, П.И. Записки пойменного жителя / П. И. Зайцев. - Рыбинск : Медиарост, 2011. - 203, [2] с. : ил.

Ярлыки: ХХ век, воспоминания, заметки, историческая литература, краеведение, этнография


2016-01-16



Что рассказать вам о войне,
Что рассказать, ребята?
Она все время снится мне,
Смогу ль забыть когда-то?
(Иван Майборода)
 
«Дал же Бог хорошую память», – с удовлетворением констатирует Александр Сладков в предисловии.
Действительно, список горячих точек таков, что можно что-то и подзабыть.
Таджикистан. Начало 1990-х. Зима. Душанбе, а в нём все с оружием.
Там же, но летом. Душанбинский военный госпиталь. Грузовики с телами российских солдат... Если есть оружие, то из него стреляют...
Далее – Приднестровье. Бои на легендарном мосту в Бендерах.
Абхазия...
Распадающаяся Югославия...
Афганистан. Очередная война.
Чечня-1. Чечня-2.
...
И вот, взяв рюкзак, пора на Донбасс.
А далее – Сирия.
Как же так получается, что столько войн? И как же одному человеку всё это вынести, пусть и в качестве репортёра?
– Я ж вам говорю, я могу всё! – без ложной скромности заявляет Александр Сладков.
Александр Сладков – спецкор телеканала «Россия». Он специализируется на освещении батальных событий и кризисных ситуаций. В 2014 году Александр Сладков стал лауреатом премии «Щит и меч Отечества» за многолетнюю работу в сфере военной журналистики и создание положительного образа защитника Отечества. А 9 декабря 2015 года вместе с главным кардиохирургом страны Лео Бокерией, председателем Союза кинематографистов, кинорежиссером Никитой Михалковым и лидером КПРФ Геннадием Зюгановым Александр Сладков стал лауреатом премии «Человек года». Александр Сладков награжден за мужество и профессионализм, проявленные при подготовке материалов из горячих точек.
Да, представленная книга – о войне. Впрочем, кажется, что мы уже всё знаем об этом. Видели на экране, смотрели телекартинку. Что может нам нового сказать эта книга?
Но задумывались ли мы, как репортёры живут за кадром? Вообще, что за кадром остаётся? Какова изнанка войны, не помещающаяся в телеформат?
В представленной книге как раз можно об этом узнать. В этих репортёрских заметках нет ничего выдуманного. Только правда, которую Александр Сладков выдаёт «короткими очередями».
«Опытный пулеметчик в бою не расстреливает всю ленту разом, экономя патроны. Он бьёт короткими очередями, отсекая по две-три пули. Так и память – выдает из закромов не всю картину жизни, а лишь яркие её эпизоды», – поясняет автор. Таким образом, получаются небольшие по объему (2-3 или 5 страниц) репортерские записки, которые подкреплены визуальным рядом – фотографиями: черно-белыми, сопровождающими текст, и цветными, в специальной вклейке.
И всё без «красного словца». В этом главная ценность.

Ярлыки: TV, военная тема, заметки, историческая литература, премия, российская проза, сборник, телевидение


2015-10-22



Времена не выбирают,
В них живут и умирают.
(Александр Кушнер)

Том Пейн! А здесь он никто…
Где здесь? Да в США, само название которых впервые было произнесено им, «неприкаянным Томом»… Парадокс.
Такие парадоксы истории и есть «маленькие трагедии» Елены Съяновой. Маленькие – по объему в книге (2-3 страницы), но большие – в судьбах людей. В разные времена и в разных странах – одно и то же. Вот – революционный Париж, а вот – фашистская Германия.
– Дай довоевать только. Ежели не убьют, вернусь домой, покаюсь, авось и простится мне. Глуп я был, непонимающ, за то и пострадал. Меня ведь за что драли-то… за дело драли!
(А это уже царская Россия. Один из отличившихся во время вылазок партизан кается перед Денисом Давыдовым. Беглый все-таки, от своего барина, поровшего его, убежал…)
Можно заглянуть и в Древний Рим… Но стоит ли?
Автором книги является ведущая передач на радиостанции «Эхо Москвы». Передача «Маленькие трагедии великих потрясений» – это её.
«Секретный дневник Иосифа Сталина», «Внучка Гитлера», «…А свободу – на паперть!» и другие названия передач говорят сами за себя. Елену Съянову волнует гитлеризм, нацизм, тоталитаризм – всё, что подавляет, ломает «маленького человека», вся возможная несправедливость «системы» во всех её проявлениях.
«Маленькие трагедии большой истории» не первая её книга. Можно вспомнить, что в 2002 году вышла «Плачь, Маргарита!», затем – «Десятка из колоды Гитлера» (2005) и «Гитлер_директория» (2014). Круг проблем – аналогичный.
Тем не менее, читателя Елена Съянова оставляет с горькими размышлениями.
«А выводы? Как сказал бы римлянин: “Ad libitum”, что означает – как угодно, на выбор».
Пессимистично как-то. Нет никакой прочной основы, а общечеловеческие ценности всё время куда-то ускользают…
Безусловно, самой важной добродетелью для человека остаётся милосердие. Об этом и книга Елены Съяновой. Но пишет же автор: «Ну что тут скажешь?! Сколько ни усовершенствуй орудия смертной казни, а первой жертвой все равно падет невиновный!»
А людям хочется какой-то надежды на лучшее, что ли. Поэтому позвольте закончить сообщение отрывком из стихотворения Александра Кушнера, всем известные строчки из которого я привел в эпиграфе:

Что ни век, то век железный.
Но дымится сад чудесный,
Блещет тучка; обниму
Век мой, рок мой на прощанье.
Время – это испытанье.
Не завидуй никому
.


Ярлыки: заметки, историческая литература, современная проза


2015-07-10



Обманывать – подлость, обманываться – глупость
(Турецкая пословица)

Турция – рай для российского туриста. Ведь наши туристы для Хургады с Антальей – главный источник дохода…
Впрочем, начать всё-таки позвольте с турецкого анекдота.


Пришел как-то один человек в суд, чтобы поменять свое имя.
Судья спрашивает:
– Как тебя зовут?
– Хасан Болван, эфенди…
Судья:
– Ну, вообще-то ты прав, сынок, что хочешь имя поменять. Хорошо, а какое же имя ты хочешь?
– Казым Болван…

А теперь поясню. От многих отрицательных явлений, которые могут броситься в глаза постороннему человеку, не так-то просто избавиться. У каждого народа, населяющего определенную страну, могут оказаться тщательно скрываемые комплексы, предрассудки и не очень красивые привычки. Как говорил один известный герой детской литературы: «Дело-то житейское…»
Вы уже догадались, что речь о Турции идёт не в связи с туризмом.
Вот и автор книги написал, что «существует два Стамбула», подразумевая существование двух Турций – туристической и настоящей.
Первая Турция, как и «первый Стамбул», принадлежит туристам, пятизвездочным отелям и любителям развлечений.
Но есть другой Стамбул, другая Турция. Чтобы это увидеть, нужно «свернуть с туристического маршрута в боковые улочки и внимательно смотреть по сторонам».
Что же мы увидим благодаря такому осмотру на месте?
Женщину, приговоренную собственной семьей к смерти из-за ложного обвинения в измене мужу…
Нелегальных мигрантов, мечтающих о Европе и готовых на всё…
Врача-сексолога, ратующего за сексуальное образование в Турции…
Бывших турецких проституток, которые были проданы в публичные дома собственными мужьями…
Наконец, мы увидим премьер-министра Эрдогана, укрепившего позиции турецких исламистов.
Можно согласиться с журналом «Час культуры» (Польша), что Турция в представленной книге Витольда Шабловского кардинально отличается от страны из популярных путеводителей. Путешествие в компании польского журналиста может показаться страшным, но автор умеет рассказывать о неудобных вещах легко и остроумно.
И последнее, чем хочу завершить это сообщение в блоге, – это вопросы. Всегда ли взгляд иностранца – беспристрастный и истинный? Правильно ли иностранец понимает то, что творится в чужой для него стране?
Составьте свое мнение, прочитав книгу Витольда Шабловского «Убийца из города абрикосов».


Ярлыки: заметки, историческая литература, публицистика, путешествия, этнография


2015-07-01



Писать имеет смысл только как в первый день творения, с единственным намерением – чтобы было (то, чего раньше не было).

Автора такого я не знал. Да и книгу тоже. Теперь с книгой я познакомился, но автор так и остался для меня незнакомым. Другое дело, поклонники Фрая, зачитывающие до дыр книги о сэре Максе. Они, наверное, нашли бы больше положительных сторон у представленной книги. А так…
Положительная сторона № 1. Книга для гадания.
Ознакомившись с книгой, я долго колебался, стоит ли о ней писать в блоге. Механически открыл страницу 111. «Иногда хочется написать о любви». Да, должен признаться, я люблю странности. А книгу Макса Фрая иначе как странной не назовёшь. Да и состоит она из коротеньких заметок, расположенных по алфавиту. В общем, по книге Макса Фрая воистину можно гадать!
«Боже, Макс Фрай, что мне делать?» – «Пришло время метать бисер» (с. 41).
«Любит ли он (она) меня?» – «Кошка поймала птицу. Замучила, заиграла, искалечила, почти убила, прижала к сердцу мягкой, без когтей лапкой и вылизывает. Этот мир полон любви» (с. 132).
«Макс Фрай, о чём вы?» – «Меж тем, совершенно не имеет значения пресловутое “что хотел сказать автор?”» (с. 138).
Положительная сторона № 2. Разговоры о погоде.
Разговоры о погоде – своеобразная визитная карточка англичан и Макса Фрая. Эту карточку всегда можно и нужно доставать из кармана, когда не знаешь, что сказать, когда хочется поговорить, блеснуть вежливостью, пофилософствовать, настроить себя и окружающих на позитив, etc.
«Разговоры о погоде – это разговоры о том, любит ли сейчас Бог землю, на которой мы живем» (с. 222). Аминь.
Положительная сторона № 3. Пафосные банальности.
«Сейчас я буду говорить вещи, которые вполне могут выглядеть пафосными банальностями» (с. 208). И автор верен себе.
Но кто сказал, что говорить банальности – это плохо. Уметь надо!
«Даже удивительно, насколько всё сводится к совсем простым, базовым вещам, которые начали казаться докучливыми банальностями ещё в детстве» (с. 68).
Положительная сторона № 4. Магия текста.
По собственному признанию, автора не интересует литература как таковая. Зато его интересует магическая составляющая литературы. Наверное, поэтому он пытается заворожить читателя нелинейностью текста: открывай любую страницу – и вперёд!
Положительная сторона № 5. Любопытные мысли и наблюдения.
БЕЗ КОММЕНТАРИЕВ. Найдёте в книге.
Положительная сторона № 6. ЖЖ-мифология.
В аннотации к книге сказано, что Макс Фрай записывал свои мысли на бумажных салфетках в кафе, на оборотах рекламных листовок и на прочих попадающих под руку артефактах материальной культуры, включая попоны слонов. Очень может быть. Но (так или иначе) всё это превращалось в ЖЖ-заметки. А ЖЖ знаменитостей становятся, конечно, источником современного мифотворчества. За это ЖЖ и любят.
Итак, получилось шесть сторон. Как шесть граней у куба. И к такому «кубику», являющемуся литературой и антилитературой одновременно, можно относиться так же, как к чёрному квадрату Малевича, который называют и искусством, и антиискусством.
В какую сторону из шести перечисленных вам пойти, читатель? Это выбирать вам.
Или не ходить никуда.
«Чтение – это просто разновидность дружбы. Которая или складывается, или нет» (с. 260).
А я приношу извинения за свою необразованность. Так и не разобрал я название на обложке. Как написал бы сам Макс Фрай по этому поводу: «Ну иZвинитинг, сэнсэе».

* Примечание:
Фрай, Макс. НяпиZдинг, сэнсэе. – Москва: АСТ, 2015. – 288 с. – (Миры Макса Фрая).
Книга опубликована в авторской редакции. [18+]


Ярлыки: дневник, заметки, современная проза


Ярлыки:
lady fantasyS.T.A.L.K.E.R.TVXX векавантюрный романавторское словоазбука-novelазбука-классикаальтернативная историяАмфора-TRAVELLанабиозанглийский романбиографиябуктрейлервампирывикториныВинтажвоенная темаволшебствовоспоминаниядетективдетидетская литературадиетадневникдраматургияженская прозажестокие игрыЖЗЛзаметкизарубежная литератураиздательство ИНОСТРАНКАинтеллектуальная литератураискусствоисторическая литературакитайская литератураклассикакнига-бестселлеркнигиколдовские мирыконкурскошкикраеведениекрасоталауреат премийлитературоведениеЛитреслюбовьмагиямаркетингмедицинамемуарыменеджментмировая коллекциямистикамифымолодежьМона Лизамузыкамультфильммяу-эстафетанаучная литератураНобелевская премияновеллыновогоднее чтениео животныхо чем говорят женщиныоборотниодиночество простых чиселотраслевая литератураповесть в письмахподросткипоздравленияпокровские воротаполитикапосвяти этот вечер себеправовая литератураправославная литературапремияпривиденияприключенияприятное чтениепро искусствопсихологическая повестьпсихологический романпсихологияпублицистикапутешествияразмышление на темурассказырелигияроманроман в письмахромантическая комедияроссийская прозарусская литературарусский Букерсборниксемейные историисемейный романсемьясердечная наградасериясказкаскандинавская литературасовременная прозасоциологияспорттелевидениетриллерфантастикафильмфинансыфранцузский романфэнтезичтениеэкономикаэкранизацияэнциклопедияэтикетэтногенезэтнографияюморюридическая литератураяпонская литература